Софт-Архив

Вивисектор Это

Рейтинг: 4.0/5.0 (1056 проголосовавших)

Категория: Windows: Стрелялки

Описание

Вивисектор: Зверь внутри

Основная информация:

Дата выпуска в России. 30 сентября 2005 года

Дата выпуска в мире. 5 января 2006 года

Жанр. Action (Shooter) / 3D / 1st Person

Системные требования:

Операционная система: Microsoft Windows XP / Vista / Se7eN

Процессор: Intel Pentium® IV 1,8 ГГц или аналогичный AMD Athlon

Оперативная память: 512Мб

Видеокарта: класса GeForce FX или ATI Radeon 9600 с 256 Мб, совместимая с DirectX® 9.0c

Звуковая карта: Звуковое устройство, совместимое с DirectX® 9.0с

Свободное место на жестком диске: 3Gb

"Вивисектор: зверь внутри" - это мощная смесь леденящего хоррора и ураганного 3D-action'а, подчинённая жёстким законам стремительно развивающегося сюжета. Игровой мир представляет собой изолированный в океане остров, разбитый на множество взаимосвязанных уровней. Ваш путь будет пролегать через тропические джунгли, густые леса и заснеженные горы. Продираясь через огромные экспериментальные комплексы, Вы ощутите на собственной шкуре, чего может добиться человеческий гений, направленный в ложное русло. Вы столкнетесь с чудом выжившими солдатами, которые были брошены здесь на верную гибель. Окруженные искусственно созданными зверо-людьми, они без разбору стреляют в сторону любого шороха или движения. Только среди них Вы почувствуете, что значит быть настоящим человеком среди этих диких существ - неудавшихся подобий людей.

Доп. информация:

«В озвучивании игры приняли участие: Армен Джигарханян, Никита Джигурда, Дмитрий Певцов, Дмитрий Пучков (ака Гоблин)»

Особенности игры:

» Скоростное уничтожение. Убийство некоторого количества монстров за минимальный отрезок времени. Опыт дается за каждого убитого врага.

» Мультиубийство. Одновременное уничтожение некоторого количества монстров. Очки даются за каждого из убитых врагов. Легче всего это будет сделать с помощью оружия, наносящего повреждения на определенном радиусе.

» Фаталити. Нанесение фатальных повреждений после смерти врага. За каждый патрон, попавший в уязвимые места врага после его убийства, игрок получает опыт.

» Вивисекция. Расчленение трупа монстра с помощью холодного оружия.

» Любопытство. Продвижение к цели окольными, не прямыми путями. Один из самых легкодоступных бонусов. Дается при нахождении на карте интересных мест, строений и прочих объектов.

» Нахождение скрытых локаций. Редко встречаются, но в них игрок может найти действительно полезные вещи, а также получите большое количество опыта.

» Точность. Если точность попадания во врагов будет 50 % и выше, игрок будет получать очки опыта в количестве, прямо пропорциональном проценту попадания.

» Стойкость. Убийство нескольких монстров без получения повреждений.

» Артистичность. Исполнение трюков особенно сложным или необычным способом. Если игроку удается каким-то необычным способом преодолеть препятствие или достать боеприпасы, оружие, раздается гром аплодисментов, крики "браво" и появляется значок: театральные маски. В зависимости от сложности выполненного действия назначаются очки.

Особенности RePack версии:

Ничего не вырезано / не перекодировано

За основу взята - Лицензия

вивисектор это:

  • скачать
  • скачать
  • Другие статьи, обзоры программ, новости

    Вивисектор это

    Вивисекция.

    Вивисекция (от лат. vivus - живой и sectio - рассекание) - живосечение, выполнение операций на живом животном для изучения функций организма, действия лекарств, веществ, разработки методов хирургического лечения и т.п. При вивисекции исследование ведётся во время самой операции - в остром опыте, например, посредством раздражения, пересадки или удаления того или иного органа. В других случаях, при хроническом опыте (начало этому методу положил Павлов И.П.), операция служит лишь подготовкой для дальнейших исследований (например, при создании фистулы слюнной железы или желудка). Вивисекция имеет большое значение и применяется в медицинских и физиологических исследованиях.

    В экспериментах над животными используют только грызунов. Приблизительно 2 миллиона животных являются объектами экспериментов в Канаде, во Франции - 7 миллионов, 17 миллионов – в США и около 800 миллионов по всему миру. 90 процентов из этих животных - это крысы, мыши, рыбы или птицы. 18 видов различных животных служат для исследований (85,5%), для тестирования продуктов (9,5 %) и в образовании (5%). Большое количество животных становится жертвами науки: коты, собаки, приматы, лягушки, насекомые, птицы, зайцы, телята и их матери, свиньи, хомяки и т.д.

    Источники получения лабораторных животных являются легальными. Многие из источников действительно являются таковыми, однако остальные относятся к незаконной коммерции. Животные поступают из зоопарков, специализированных питомников или же размножаются в специальных условиях. Существуют компании, занимающиеся разведением грызунов. Есть такие, кто выращивает около полутора миллионов особей в год, при этом животные выращены в таких условиях, что не имеют контакта с какими-либо вирусами. Другие компании являются поставщиками зайцев, зараженных определенными болезнями, крыс, страдающих ожирением, морских свинок, у которых отсутствует иммунная система, приматов, болеющих гемофилией и т.п.

    Многих приматов вылавливают в Малайзии, Индонезии, на Филиппинах, в Китае, Южной Америке и в Африке. В некоторых случаях, только одна или две из десяти пойманных обезьян выживают во время их транспортировки в лабораторию. Из-за такого бизнеса, многие виды животных сейчас на грани исчезновения. С 1954 по 1960 год более полутора миллиона приматов со всего мира заплатили своей свободой и жизнью за вклад в тестирование вакцин против полиомиелита. США является самым крупным поставщиком приматов: от 13 до 17 тысяч особей в год.

    Эксперименты над животными служат на благо человечества. На лабораторных животных тестируют продукцию для домашнего хозяйства (мыло, кремы, духи, шампуни и т. п.), химическую продукцию (чернила, краски, чистящие средства, смазочные материалы и т. п.), пестициды и оружие (ядерное и другое). Некоторые животные подвергаются множественным экспериментам в течение нескольких дней, месяцев или даже лет подряд. Лишение кислорода и сна. Создание тревоги, агрессивности, сумасшествия, повышенного давления с помощью психологического давления или ранения артерий. Трансплантация, пересадка голов или органов, электрические разряды, опухоли, вызванные ударами, рак, возникший из-за приема химикатов, насильственное употребление наркотиков или алкоголя, убийство, переливание крови в сердце или же уши… Собак, обезьян и зайцев связывают и заставляют курить, мышей удерживают возле дымящихся сигарет, лошадям делают инъекции никотина. Вот далеко не полный перечень того, что происходит с животными. Разве это может служить на благо науке и человечеству?

    Люди стоят выше животных и, следовательно, имеют право использовать животных для своей прихоти. Такое утверждение фактически разрешает рабовладение. Наше, так сказать, превосходство (интеллектуальное или физическое) не позволяет нам мучить более слабых, когда речь идет о животных, детях, людей, отсталых в умственном развитии или даже нищих. Это высокомерное властное отношение не признает даже самых основных прав животных. Не стоит задавать вопрос о том, могут ли животные рассуждать или говорить, лучше задуматься о том, что они тоже могут страдать.

    Миллионы животных, усыпленные в питомниках из-за неизлечимых болезней, могли бы послужить для экспериментов. Есть существенная разница между усыплением животного, страдающего от боли, и принуждением его же страдать от болезненных, унизительных и нечеловечных пыток.

    Животное является идеальным образцом для исследования человеческих болезней. Предположение, что крыса это миниатюрное человеческое существо, является заблуждением и научным обманом. Человек и животное имеют существенные анатомические и физиологические различия. Они по-разному реагируют на всяческую продукцию.

    Таблетка аспирина может убить кота и вызвать злокачественные образования у мыши. Пенициллин убивает индийских поросят. Мышьяк не влияет на обезьян и на кур. Морфин успокаивает людей, но не имеет влияния на котов и лошадей. Инсулин вызывает уродства у кур, зайцев и мышей.

    Многие болезни, убивающие человека, не воздействую на животных (например, СПИД). Рак человека отличен от такового у животных: раковые опухоли у животных не могут развиваться 20 лет. Туберкулез человека имеет совсем другой тип, чем тот, что искусственно вызван у животных.

    Обмен веществ человека и животных происходит по-разному. Люди в 60 раз чувствительнее к талидомиду (успокоительное, прописываемое беременным женщинам) чем мыши, в 100 раз чувствительнее крыс, в 200 – собак и в 700 раз чувствительнее хомяков.

    Когда им это выгодно, ученые признают, что эксперименты над животными никогда не смогут быть полностью экстраполированы на людей. Преследуемые законом за вредоносные медикаменты (такие как талидомид) или за токсические продукты, экспериментаторы сразу же вспоминают об этой фундаментальной разнице между человеком и животным. Так зачем же продолжать ставить эксперименты, если изначально они уже не являются достоверными?

    Эксперименты над животными защищают человека от побочных вредоносных воздействий медикаментов. Напротив, существует большое количество лекарственных средств, протестированных на животных, которые в последствие оказываются токсичными, канцерогенными и вызывающими мутации у человека.

    В 60-е годы от ингалятора изопротеренола умерло 3500 астматиков по всему миру. Этот продукт вызывает повреждения сердца у крыс, но не воздействует на собак и свиней. Коты также могут выносить дозы 175 раз больше, чем употребили больные астмой перед своей смертью.

    От Фенформина, лекарства для диабетиков, умерло 16 тысяч человек, прежде чем компания перестала выпускать его.

    Оралекс, помогал крысам выздороветь от одной из форм артрита. Однако у людей он вызывал около 3500 тысяч серьезных побочных эффектов, 61 человек погиб от приема данного препарата.

    Фанагетин, анальгетик, который является составляющим компонентом 200 различных препаратов (например, Веганина), предназначенных для борьбы против гриппа, лихорадки и боли, на самом деле провоцирует загрязнение и разрушение почек, а также вызывает опухоли в почках.

    Резерпин, используемый при повышенном давлении, в 3 раза увеличивает риск рака груди и является одним из факторов возникновения рака мозга, поджелудочной железы, шейки матки и яичников.

    Главная цель фармацевтической промышленности – обеспечить здоровье людей. Правдивее будет сказать, что цель фармацевтической промышленности – обеспечить человечество болезнями. Первоочередной целью выступает получение прибыли. Годовые объемы продаж фармацевтических компаний Канады составляют более 4-х миллиардов долларов. В Северной Америке различные фармацевтические компании тратят около 3-х с половиной миллиардов долларов на рекламу своей продукции. Они являются прекрасным примеров власти денег. Более того, они очень сильно влияют на правительство, университеты, докторов и медицинские издания.

    Из 177 новых медикаментов, поставленных на канадский рынок с 1988 по 1990 года, только 8 (4,5% от общего количества) можно отнести к средствам «улучшения терапевтического эффекта для пациента». Остальные медикаменты являлись лишь вариациями одних и тех же лекарств и были произведении только с целью поднятия маркетинговых планов и завоевания рынка.

    Даже если фармацевтические компании заявляю, что предварительное тестирование медикаментов на животных является залогом защищенности человеческого здоровья, существуют также лекарственные средства, которые после тестирования были признаны потенциально опасными, но, несмотря на это их все–таки допускают к продаже. Например, "АЗТ", антивирусное средство для больных СПИДом, было протестировано на крысах и вызвало у них мутации и рак. Тем не менее, лекарство стали производить.

    Лекарство Тамоксифен предупреждает повторное возникновение рака груди у женщин, ранее вылеченных от этой болезни. В лабораторных условиях это средство вызывало рак половых желез у мышей и рак печени у крыс.

    Омепразол, выписываемый при язве, оказывал канцерогенный эффект на крыс.

    Третиноин, используемый для борьбы с акне, увеличивает кожные опухоли у мышей.

    Любой прогресс в медицине, идет ли речь о медикаменте или же о новом методе проведения операции, или о новом способе лечения, должен быть протестирован на живом существе. В случае неудачи с животным, необходимо продолжить тестирование на человеке. Выбор останавливается между собакой и человеческим ребенком! Тестирование всех медикаментов, так или иначе, заканчивается на человеке, несмотря на эксперименты с животными. Более того, экспериментаторы никогда не спешат ставить опыты на людях. Все потому, что вивисекция приводит к обесчеловечиванию и снижению чувствительности человеческого сознания, эксперименты над человеком являются логическим и трагическим последствием опытов над животными. Такая ситуация похожа на то, что было в странах с тоталитарным режимом, каты тренировались сперва на животных, а потом пытали людей.

    Большое количество людей, новорожденных, людей с отсталым умственным развитием, сирот или престарелых, заключенных, существ таких же беспомощных и беззащитных, как лабораторные животные, были принудительно отданы в жертву науке без их на то согласия.

    Опыты над животными связаны с прогрессом в медицине. В большинстве случаев, это, скорее всего ложь чем, правда. Можно спросить себя, развивается ли медицина, если все большее количество людей умирают от рака, врожденных болезней, различных поражений иммунной системы (вирусами, токсинами, пестицидами, медикаментами, антибиотиками или вакцинами). Средняя продолжительность жизни увеличилась, а вот качество ее только пострадало. Люди не выздоравливают, а только поддерживаются искусственно в живом состоянии.

    Стетоскоп, термометр, электрокардиограмма, измерение кровяного давления, перкуссия, рентген, аппаратура для реанимации и другие средства диагностики или лечения, называемые медициной наиболее значимыми, не используются для животных.

    В 1785 году в английский врач и ботаник Вильям В. с успехом проводил диагностику своих больных-сердечников с помощью раствора сушеных листьев наперстянки. Исследователи, со своей стороны, открыли то, что это растение может вызывать сильное повышение артериального давления у собак. Нужно было ждать около 150 лет, чтоб наперстянку признали безопасной для человека.

    Аспирин, экстракт коры ивы, существует уже 100 лет. По всему миру насчитывают около 150 миллиардов медикаментов, продаваемых без лицензии. Все эти препараты основаны на аспирине. Это вещество известное как эффективное и популярное в народе средство, могло так и не стать коммерческим, если бы во внимание был принят факт токсического воздействия аспирина на крыс, мышей, собак, котов и обезьян.

    Йод и пенициллин являются другими примерами лекарств, разработанных без опытов на животных. Принципиальный прогресс медицины во многих ее областях связан с клиническим наблюдением больных, с санитарными мероприятиями, непредвиденными открытиями и эпидемиологией.

    Для реального прогресса в медицине опыты над животными не являются необходимыми. США, самый большой в мире потребитель лабораторных животных, не считается страной с самой здоровой нацией. По продолжительности жизни американцы занимают лишь 17 место в рейтинге всех стран.

    Именно благодаря опытам на животных был открыт инсулин, и диабет стало возможно лечить. В течение прошлого столетия неисчислимое количество собак было отдано в жертву при попытках изучения диабета. С момента открытия инсулина, смертность от диабета не уменьшилась, а даже увеличилась. Частота случаев данного заболевания увеличивается вдвое каждые 10 лет.

    Существует ошибочное предположение, что это канадцы Бест и Бантинг свидетельствовали о роли инсулина в лечении диабета в 1921 году. В 1788 году доктор Томас Коули уже установил связь между диабетом и разрушительными процессами в поджелудочной железе. Это было сделано без экспериментов над животными, во время осмотра доктором одного из своих пациентов, умершего от диабета. Уже в 1766 году, другой врач, Мэтью Добсон, обнаружил повышенный уровень сахара в моче одного из своих пациентов.

    Прошло уже 50 лет, как английский хирург МакДонаг, посеял сомнения начет использования инсулина. Он утверждал, что диабет является симптомом, а не болезнью, а инсулин только временно облегчает этот симптом. Медикамент не лечит причину заболевания, так что нет повода его использовать.

    Для исследования диабета были выбраны собаки, несмотря на то, что они имеют животные инстинкты, и их обмен веществ радикально отличается от такового у человека. Если бы вивисекция была прекращения в прошлом, возможно, мы бы смогли узнать немного больше о подлинном механизме действия диабета, вместо того, чтобы гордиться абсурдными экспериментами над собаками или грызунами.

    Рак стало возможно лечить именно благодаря экспериментам на животных. С 1970 года в Канаде частота раковых заболеваний у людей возрастает на 1 процент в год. Один человек из трех страдает данной болезнью. В 2000 году национальная исследовательская группа предсказала увеличение количества людей, страдающих раковыми заболеваниями, на 50% за последующие 10 лет. Мы приближаемся к критической отметке и, несмотря на инвестиции последних десятилетий, мы никак не можем подавить глобальную заболеваемость раком.

    Рак – это болезнь, связанная в одно и то же время с эмоциональным состоянием, с иммунной системой, с привычками и питанием, а также с факторами окружающей среды. Опухоль сама по себе не является болезнью, а лишь ее проявлением (симптомом). Современная медицина известна тем, что она способна бороться лишь с симптомами, а не с самим заболеванием.

    Крыса, кошка, собака или обезьяна не могут подходить для поиска причин вспышки случаев раковых заболеваний. Опухоль, которую сознательно вызывают у животного, совершенно несравнима с опухолью, развивающейся у человека на протяжении многих лет.

    Доктор Роберт Шарп справедливо утверждал, что использование животных, у которых могут развиваться раковые опухоли, отличные от человеческих, и является причиной, по которой раковые исследования до сих пор не имеют успеха.

    СПИД стало возможно лечить именно благодаря экспериментам на животных. Для того чтобы собрать пожертвования и деньги, лаборатории используют те же аргументы про СПИД, что и в случае с раковыми заболеваниями. Животные различных видов, но преимущественно обезьяны и шимпанзе, принудительно заражаются вирусом СПИДа, несмотря на тот факт, что ученые не могут передать СПИД человека животному. К тому же, животные иначе реагируют на человеческий вирус.

    Стараясь играть роль неумелых волшебников с ядовитыми вирусами, ученые – экспериментаторы могут случайно создать новую опасную болезнь, похожую на СПИД.

    Без экспериментов на животных не стали бы возможными такие хирургические открытия, как трансплантация. Многие известные хирурги, в том числе Абель Дежарден, преподаватель Хирургического Колледжа в Париже, утверждают, что ни разу не видели хорошего хирурга, которых узнал бы хоть что-то новое с помощью животных.

    Изучение трактатов по анатомии, расчленение человеческих трупов, наблюдение за пациентами – вот истинная школа хирургии. Анатомия собаки никак не может информировать о строении человека.

    Полагать, что пересадка органов – это прогресс, продолжает быть заблуждением. Никогда не будет достаточно органов, чтоб их можно было использовать для лечения всех больных. Только очень обеспеченные люди смогут позволить себе эту дорогостоящую процедуру. А более бедные будут только поставлять на рынок свои почки, глаза и т.д.

    Даже после принесения в жертву обезьян или свиней, пересаживая их органы людям, частота возникновения болезней не уменьшится, пока люди не начнут более ответственно относиться к своему здоровью. Людям необходимо начать с изменений в питании, в своем эмоциональном состоянии, в состоянии окружающей среды.

    Отметим также, что пациенты, перенесшие трансплантацию органов, рискуют заболеть раком в 100-140 раз больше, из-за приема противоотторгающих препаратов.

    Вакцина от полиомиелита не была бы изобретена без опытов над животными. Сейчас становится все больше противников применения вакцин из-за их вредоносности. Вакцина против полиомиелита, названная "чудотворной" в 50-е годы, на самом деле оказалась опасной. Изготовленная из почек обезьян, неоднократно эта вакцина была заражена животным вирусом. Вакцина увеличивает уязвимость человека заболеванию полиомиелитом и большинство больных этой болезнью, должны быть "благодарны" именно этой вакцине. Это очевидно, что вакцина, содержащая живой вирус, не может быть введена без риска вызвать паралич. Не существует научного подтверждения, что вакцина уничтожила заболевание. Полиомиелит также исчез и в странах, где данная вакцина никогда не применялась.

    Не все экспериментаторы жестокие садисты, они просто ученые, находящиеся в поиске истины. Кажется, что для многих экспериментаторов цель оправдывает средства и их путь, ведущий к истине настолько пыточный и самопожертвенный, что они вынуждены привлекать к пыткам животных и людей. Но нанесение ран, ударов ожогов или причинение серьезных отравлений животных попахивает жестокостью. Не замечать этого значит верить в то, что ученые ослеплены догматами научной религии. Вивисекция делает их бесчеловечными и безнравственными созданиями. Чего стоят умственные способности человека, лишенного чувствительности и восприимчивости?

    Если вивисектор наносит собакам различные ожоги или пересаживает ткани, он имеет право делать это во имя науки. Если же речь идет об обычном человеке, он будет привлечен к судебной ответственности (и это справедливо) и его оштрафуют за жестокость. Лабораторные животные, пожертвованные алтарю науки, подвергались воздействия микроволн в течение многих дней подряд, получая серьезные увечья. В то же время – в конце 80-х годов – молодой житель Оттавы, был приговорен к тюремному заключению за убийство кота (он приготовил кота в микроволновой печи). Суд назвал это невероятной жестокостью.

    Кафедра университета названа в честь жителя Монреаля Ханса Сели. Он получал огромное пособие, чтобы иметь возможность подвергать тысячи животных (зайцев, собак. котов. мышей и крыс) стрессовым ситуациям: ожогам, отравлениям, утоплению, воздействию сильным холодом и теплом, удалению гланд, сдавливанию хвоста и яичек, переломам лап, раздавливанию тел и т.п.

    Клод Бернар (1813 – 1878 гг.) готовил живых собак в специализированных печах. Тот, кого считают отцом вивисекции, признан многими учеными как гений. Ему подошло бы определение Йохана Уда: "Вивисектор – это морально слаборазвитая особь с патологическими намерениями".

    Человек, даже если он является ученым, не имеет ни права собственности, ни права абсолютного владения над животными и над теми, кого можно рассматривать как простые существа. Животные, как и все живые существа, имеют права, основанные на их возможности страдать. Страдания и есть страдания, какие бы знания не были бы получены благодаря ним.

    Борцы против вивисекционизма – это сентиментальные люди, террористы, экстремисты и радикалы, они против развития науки. Борцы против вивисекционизма являются частью обширного движения гуманистов, врачей, ученых и философов. На протяжении прошлых веков было много противников вивисекционизма: Леонардо да Винчи, Вольтер, Виктор Гюго, Альберт Эйнштейн, Жорж Бернард Шоу, Ганди, Ани Безан являются только некоторыми из них. Королева Виктория полагала, что опыты над животными это позор для человечества и христианства. Уже более 100 лет в Америке и Европе существуют многочисленные организации против экспериментов на животных.

    По всему миру появляется все больше и больше противников этого аморального вида деятельности. Только в Канаде более 25 организаций борются за упразднение вивисекции. В Женеве существует Международная Ассоциация Врачей за отмену вивисекции. В данной организации состоит более 150 членов медицинского сообщества из 14 стран мира, и все они рассматривают вивисекцию как преступление против науки, против жизни людей и животных.

    Если экспериментирование на животных будет отменено, последствия для человеческого здоровья будут катастрофическими. Человеческое здоровье не имеет ничего общего с генными мутациями поросят, мышами, имеющими человеческие клетки, пересадкой сердца бабуину или же клонированием обезьян.

    Людям необходимо укреплять свою иммунную систему, предохраняться, уменьшить потребление животного белка и увеличить потребление фруктов и овощей. Нужно перестать производить химикаты и признать, что вся токсическая продукция, виновная в загрязнении окружающей среды, была названа безопасной на основе тестов на животных. Провозгласить, что химический пестицид оказался безвредным после тестирования его на животных, является не только антинаучным, но и опасным, так как подобные заявления порождают ошибочное чувство безопасности у пользователей токсической продукции.

    Нужно обратиться к холистической медицине, чтоб узнать о здоровье. Человек- это не только тело, что полностью доказано эффектом плацебо. Справедливо подметил Норманн Кузинс, что плацебо, это лекарство, находящееся внутри нас.

    Эффект плацебо, так сказать эффект производимый инертным веществом, которым подменяют лекарственные препараты чтоб утешить пациента, на самом деле существует в фармакологии. Пять из десяти человек, страдающих от диареи, смогут выздороветь от плацебо. В группе пациентов, получающих плацебо вместо антигистаминов, у 77,4% человек возникла сонливость, одно из характерных воздействий антигистаминов. В другом эксперименте, плацебо были даны 133 пациентам, страдающим от депрессии и не принимавшим ранее никаких медикаментов от этого недуга. У четырех из них реакция на плацебо была настолько положительной, что их пришлось вывести из последующего эксперимента с настоящими медикаментами. Соляные инъекции плацебо были сделаны морфинозависимым пациентам, и они продолжали страдать от зависимости вплоть до отмены инъекций.

    Абсурдно использовать животных как моделей для изучения таких болезней кА мигрень, депрессия, ожирение, алкоголизм или болезнь Альцгеймера, при которых сильно развитая человеческая психика не может быть осознана самим человеком.

    Человеческое существо – это не только тело, которое является лишь физической оболочкой. Человек связан со своими чувствами, душой, силой воли.

    Не существует альтернативы вивисекции. Изменение сознания и ненасильственная медицина – вот альтернативы вивисекции. Более того, существуют более достоверные методы для тестирования медикаментов или продуктов народного потребления. Большое количество ученых считают такие методы более убедительными, чем эксперименты на животных.

    В 1982 году профессоры Фарнсворт и Пецуто фармакологического факультета Университета Иллинойса заявили, что существует достаточно методов для определения токсичности препаратов. Речь идет об энзимах, бактерицидных культурах, клетки и ткани человека (полученные из плаценты после принятия родов или биопсии), составах, разработанных программным путем, организации банков доноров и т.п. Исследователь Квебекского Университета, например, создал программу имитирующую лягушку. Эта лягушка реагирует на эксперименты точно так же, как и живая.

    Вивисекции - это что? Значение слова вивисекция

    Вивисекции - это что? Значение слова "вивисекция"

    Вы знакомы с термином «вивисекции»? Это слово вы наверняка слышали и не раз. Кто-то наверняка припомнит музыкальную группу с таким названием, а кто-то скажет, что есть одноименная компьютерная игра. Наверняка отыщутся и те, кто будет утверждать, что понятие вивисекции – это медицинский термин, вернее, термин патологоанатомический - так называют действия, при которых делается вскрытие умершему животному (человеку) для структурного изучения органов или установления причины смерти. Ни одно из этих утверждений не является верным, а ведь о том, что же это такое на самом деле, просто обязан знать каждый из нас.

    Вивисекция – что это значит?

    Если кратко, то вивисекция – это опыты над животными. Вивисекция (значение слова на латыни) произошла от vivus (живой) и sectio (резать или рассекать), то есть «резать живьем». Потому, если быть честными, то это чудовищные опыты над животными, в процессе которых их (будучи живыми и в сознании) обливают кислотой, жгут огнем, замораживают, помещают в вакуумные камеры, делают вскрытие, и этот перечень можно продлить до бесконечности. Да, быть может, то, что вы только что прочли, заставило вас вздрогнуть. В нашей стране не афишируют и практически не говорят о том, что же творится в стенах научных лабораторий. Ведь что бы там ни происходило – все на благо нас, людей, и мы как-то не особо вникаем в подробности. А вот в европейских странах об этом знает каждый, и они ведут активную борьбу за запрет вивисекции. И нужно сказать, что толкает их на этот шаг не только любовь к животным. А что же тогда? Давайте и сами разберемся, ведь это действительно важно знать.

    Тайны лабораторий На благо человечества

    Ежедневно во многих странах гибнут сотни тысяч животных: их топят, травят, им ломают кости, выжигают глаза, их морят жаждой и голодом, бьют током, с них снимают шкуру, им не позволяют спать, вводят яды, заражают вирусами, испытывают новые виды оружия, медикаменты, косметику, воздействие алкоголя и никотина, вызывают агрессию, доводят до помешательства и многое, многое другое. За последние 20 лет огромное число животных подверглось вивисекции, это количество в разы превышает людские потери за все пережитые войны во всем мире вместе взятые.

    Очень жаль, что часто в сознание людей закладывается понятие, что животные – биомасса, которая создана лишь для удобства человека, она не имеет чувств, разума, эмоций. Мы, люди - венец развития и нет никого сильнее нас, важнее, разумнее… Но так ли это?

    Сняли с производства?

    Вы в очередной раз идете в аптеку, чтобы купить лекарство, но вас поджидает сюрприз: «Этого нет – производство запретили. Вот это возьмите» - говорит фармацевт, протягивая незнакомую коробочку. Почему это происходит? А ведь список запрещенных лекарств не так уж и мал, вот лишь несколько, в напоминание:

    • «Талидомид» (успокоительное) вызывает патологию развития плода, около 10 тысяч детей родились с физическими отклонениями;
    • «Лариам» (противомалярийный препарат) вызывает расстройства психики;
    • «Vioxx» (обезболивающее) нарушает работу сердечно-сосудистой системы, вызывал летальные исходы;
    • «Baycol» (для снижения холестерина) стал причиной смерти 100 человек;
    • «Цитрамон –Р» вызывал резкое снижение сахара в крови.

    Все эти препараты были протестированы на животных и не вызывали совершенно никаких отклонений, то есть были полностью безопасны. Что же случилось, неужели халатность медиков?

    Лошадь & никотин

    Многие ученые прекрасно осознают и не отрицают, что использование вивисекции – это пустая трата времени и средств. С этим все совершенно просто: люди и подопытные крысы (кошки, собаки, свиньи, лягушки и прочие) - совершенно разные. Мы отличаемся анатомически, физиологически, а то, что хорошо одному, другому – смерть. У каждого из нас свои болячки, то, чем болеем мы, не поражает животных и наоборот. Давно известно, что капля никотина может убить лошадь, владельцы кошек знают, что их любимца может легко погубить обычный «Аспирин», да и валерьянку лучше подальше прятать, а «Омепразол» действует на крыс, как канцероген. Да и не совсем разумно мазать кроликов кремом для загара, учитывая их и наши шкурки. Животные не страдают ожирением, не употребляют наркотики, алкоголь, не болеют Альцгеймером, не знают, что такое мигрени. Мы даже живем порою в разной экосистеме, питаемся по-разному, у нас другой иммунитет, метаболизм, окружающая среда, продолжительность жизни. Невозможно лечить человека лекарством, которое помогло собаке, и быть уверенным, что оно не навредит. Чтобы иметь гарантию, должна проводиться вивисекция людей, но не животных.

    Там, где есть деньги, порою совершенно отсутствует здравый смысл, и чем этих денег больше, тем больше удручает ситуация. Опыты на животных дают колоссальные доходы. Производители готовы дорого платить за то, чтобы их продукцию признали полезной и безопасной. А для этого нужно пройти множество тестов, на испытание одного-единственного препарата могут уйти годы. Это требует дорогостоящего оборудования, средств защиты для персонала, самого персонала, а это тысячи рабочих мест. Да и самих подопытных потребуется ну очень много. Лабораторные крысы должны быть выращены в идеальных санитарных условиях, с обезьянками дело обстоит так же, вот и стоят они совсем недешево - кому-то достаются немалые деньги. Но самое страшное – это плата ценою жизни наших меньших братьев, а часто и нашей собственной.

    Вивисекция на людях

    Вивисекция живых людей представляется чем-то из области фантастики. Но, к сожалению, история помнит и такие случаи. В основном это были концлагеря, пленные или просто украденные люди, а чаще дети. Сотни тысяч людей, попавших в мясорубку военного времени, подвергались жесточайшим пыткам, имя которым – вивисекция. Фото и некоторые записи того времени о проделанной «работе» дошли и до нас. Но не будем углубляться в историю, а лучше заглянем в будущее.

    Во многих странах мира отказались от подобных тестов уже много десятков лет назад, поскольку они действительно опасны. Уважающие себя производители отказываются от подобных опытов и часто указывают на этикетке – «продукт не тестировался на животных». Сегодня общества по защите прав животных многих государств активно трудятся над искоренением вивисекции. Ведь давно найдена превосходная альтернатива – исследование на тканях человека.

    За многие сотни лет человечество получило огромные знания о своем здоровье и теле. А для новых открытий есть прекрасное решение – тестирование компьютерных моделей, которые были созданы на основе людских клеток. Разработаны методы, которые позволяют выявлять токсичность веществ с помощью обычного яйца, а для некоторых достаточно лишь одной капли крови. Человечество хорошо изучило область генетики, которая позволяет проводить тестирование именно на человеческих модулях. Единственное, что нужно сегодня, это развивать и поддерживать такую науку. С ее помощью уже сделана масса новых сверхточных открытий, а главное – для этого больше не нужно никого убивать.

    Вивисекция – обратная сторона нашей жизни, о ней говорить не принято, но это нужно делать непременно. Нам следует перенять опыт других государств и сделать так, чтобы подобная практика как можно скорее стала пережитком прошлого и в нашей стране. Сегодня возникает множество новых заболеваний, онкология растет в геометрической прогрессии, часто развивается бесплодие и возникает масса других проблем. Плохая экология? Да, возможно, но существует и множество других факторов, о которых мы просто не знаем или не хотим знать.

    Вивисектор это

    Толковый словарь

    На сегодняшний день на сайте представлены 4 словаря, словарная база которых содержит более 325 000 статей. Быстрый поиск сразу по всем словарям.

    Большой Энциклопедический словарь

    Большой Энциклопедический словарь - универсальное энциклопедическое издание, самое большое в отечественной практике по широте охвата тем и содержания. Он содержит 100 000 статей и адресован самому широкому кругу читателей. В словаре отражены все сферы жизни общества - история и современность, экономика и география, наука и техника, живопись и литература, кино и музыка. Читатель найдет статьи из области права и политики, гуманитарных и естественных наук, медицины, философии, религии. 30 000 статей отведено биографиям исторических личностей и политиков, деятелей науки и искусства, театра и кино, лауреатов Нобелевских премий, академиков ведущих академий мира, писателей, звезд сцены, спортсменов и т.д. Также содержит статьи о ведущих компаниях планеты. 5 000 статей о растительном и животном мире, о многообразии жизни на Земле. Данные в статьях приводятся по состоянию на 2003 год.

    Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

    Современный толковый словарь русского языка под редакцией Т.Ф.Ефремовой - самый полный среди существующих толковых словарей по объему словника (около 160 000 словарных статей и более 253 000 семантических единиц). Словник словаря отражает лексический состав русского языка рубежа XX-XXI веков. Помимо общеупотребительной, в словарь вошла и основная терминологическая лексика, в том числе заимствованная в последние годы. Грубая, жаргонная и бранная лексика не включалась.

    Толковый словарь живого великорусского языка Даля

    Словарь живого великорусского языка В. И. Даля самый знаменитый русский толковый словарь. Несмотря на существование словарей-предшественников, диалектных, диахронических, жаргонных словарей, многотомных современных лексикографических описаний, время от времени оказывается, что Словарь Даля отражает русский язык точнее или полнее. Это собрание русской лексики, относящейся, по преимуществу, к диалектам и профессиональным жаргонам, составленное дилетантом-самоучкой, который неоднократно призывал писать как говорим, ратовал за полное избавление русского языка от иноязычных заимствований. Толковый словарь содержит некоторое количество недостоверного материала (окказиональных слов), временами грешит против грамматики (например, приставка регулярно называется предлогом), но парадоксально точно передает как языковые реалии XIX века, так и выразительность доныне существующих говоров.

    Толковый словарь русского языка Ушакова

    Толковый словарь русского языка под редакцией Д.Н.Ушакова, - лучший толковый словарь русского языка советской эпохи. В авторский состав коллектива вошли такие филологи отечественного языкознания, как Д.Н.Ушаков, В.В.Виноградов, С.И.Ожегов, Г.О.Винокур, Б.А.Ларин и Б.В.Томашевский. Кроме общеупотребительных слов, в словаре приведены термины, используемые в науке и технике, а также слова, обозначающие явления и реалии культурной и общественной жизни. Словарная статья включает толкование слова, грамматическую и стилистическую характеристики, этимологическую справку.

    Вивисектор это

    Материал из Викизнание

    Вивисекция. живосечение — есть оперативный прием, применяемый на живых животных с целью выяснения отправлений тех или других органов нашего тела и в особенности внутренних, мало или вовсе недоступных непосредственному наблюдению. Путем вивисекций, конечно, различных в разнообразных случаях, исследователь проникает в разнообразные полости - в черепную, грудную, брюшную и т. д. доходит до интересующего органа, будет ли то сердце. печень. мозг. нерв и т. д. исследует их на месте путем физико - химических способов, узнает эффекты или продукты их деятельности механического, химического или нервного характера или же удаляет органы из тела, чтобы последующим наблюдением выпадающих из жизненного оборота явлений составить себе представление о роли, которую играл удаленный орган в теле. Наконец, вивисекция предпринимается иногда с целью только удаления из тела того или другого органа - сердца, печени. мышцы и т. д. функция которых уже исследуется вне тела при определенных физико-химических условиях, изменяемых по произволу исследователем. Таким путем и добыт почти весь ценный фактический материал, относящийся к области явлений кровообращения, дыхания, пищеварения, выделения, к иннервации различных органов, к общей нервной и мышечной физиологии и к специальной физиологии спинного и головного мозга и нервов. Вивисекция является, таким образом, главным орудием физиологического экспериментального исследования, с которым неразрывно связан поступательный ход биологических и медицинских наук. Не будь вивисекций на животных, мы бы не имели никакого представления о животном электричестве, т. е. электрических токах мышц, нервов и мозга, о функциях чувствующих и двигательных нервов, психомоторных и сенсорных функциях головного мозга и вообще о механизме нервных актов, и так во всем, что касается жизни нашего тела. Если бы что-либо могло не дать развиться вивисекциям со времен Гиппократа и по наши дни. то наука о жизни вся бы покоилась на одних условных фантастических гипотезах и умозрениях. В. представляют необходимейшее орудие исследования как для патолога, применяющего их с целью выяснения причин патологических уклонений функций или отдельных органов, или целого тела в совокупности, так и для фармаколога, ставящего себе задачей определить механизм действия тех или других лекарственных веществ и ядов на различные органы тела. Герофил и Эразистрат. вожди александрийской школы, первые произвели рассечения на живых животных - козах и даже на преступниках, приговоренных к смерти, а знаменитый Гален (между 131 и 200 годом) развил и укрепил вивисекционный метод и добыл значительное количество ценных физиологических фактов. Это вивисекционное направление в физиологии в последующие за Галеном столетия периодически то затихало на долгое время, то вновь выражалось в лице лучших представителей биологических и медицинских наук - Гарвея, Граафа, Мальпигия, Левенгука, Галлера, Спалланцани. Фонтана, Чарльза Белля, Легаллуа, Гальвани. Александра Гумбольдта и Маттеучи. Но как метод исследования была окончательно введена и установлена в области биологических и медицинских наук лишь с начала этого столетия, благодаря Мажанди (1783-1855) и Иоганну Мюллеру (1801-1858). От них берет начало плеяда ученых, достигших огромной известности в области биологических наук, каковы, напр. Клод-Бернар, Пфлюгер. Дюбуа-Раймон, Гельмгольц. Людвиг, Гейденгайн. Германн, Сеченов. Мечников и т. д. доказавших, что поступательное движение биологии и медицины не мыслимо без широкого разумного применения вивисекционного метода, открывающего нам при содействии ныне очень развившихся приемов физики. химии и микроскопии не только механизм нормальных функций органов тела, но и причины уклонения этих функций от нормы при разнообразных физиологических и патологических условиях жизни живых организмов. Описательная анатомия. изучаемая на трупах. не в состоянии открыть нам того, что делается в частях организма во время жизни, т. е. историю протекающих в них событий. На трупе, наприм. артерии почти всегда бывают пусты или только наполнены газом, и всякий, кто, подобно Эразистрату, наблюдал бы артерии только на трупах, не был бы в состоянии оценить роль артерий в кровообращении; и в самом деле, этот выдающийся исследователь смотрел на артерии как на воздухоносные трубки, находящиеся в сообщении с воздухоносными трубками легкого. Между тем Галену стоило только обнажить артерии на живых животных, чтобы сразу видеть эти трубки наполненными пробегающей в них кровью и отчетливо определить их назначение в теле, и так во всем, что касается функций различных органов животного организма. Первым приобретением В. метода была точная локализация жизненных функций по различным анатомическим аппаратам животного тела. Первые вивисекторы полагали, что этим исчерпываются назначение В. и такое направление последних изменилось лишь с той минуты, когда биологами и физиологами был установлен вопрос о механизме функций и наука о жизни приняла механическое направление, в течение настоящего столетия принесшее такие плоды, о которых никогда и не мечтали исследователи прежних виталистических и анимистических школ. Применение физико-химических и механических знаний к исследованию явлений жизни возвысило значение В. как в биологии, так и в медицине до такой степени, что лаборатории, снабженные всем, что необходимо для В. являются неизбежным атрибутом даже всех почти без исключения клиник. Вопросы, возникающие из наблюдения над течением болезней у больных людей, а равным образом и над лечением последних теми или другими средствами, изучаются и детально анализируются путем целесообразных опытов на животных, на которых выясняется механизм нарушения функций, соответствующий данной форме заболевания, и действие при этом на организм тех или других физических условий и лекарственных веществ. Клиника ставит вопросы экспериментальной лаборатории, а последняя, опираясь на вивисекц. метод исследования животных, ближайших к человеку, силится открыть механизм заболевания и агенты, могущие восстановить нормальные функции в заболевшем организме. Утилитарное значение В. сказывается особенно резко в области практической медицины, так как открытие источников заболевания, механизма расстройства функций и механизма действия лекарственных веществ немыслимо без опытов на животных. Только убедившись в безвредности вещества или тех или других физических условий животных организмов или даже в благоприятном действии изучаемых агентов на деятельность различных органов тела, позволительно приступать к применению этих средств или физических агентов на больной организм человека: такова основная мораль современной медицины. Для последней объектом экспериментального исследования может служить только животный организм, доступный анализу только путем В.; обязанности же медицины перед больным человечеством сводятся лишь к облегчению его страданий и восстановлению его здоровья по известным уже строго определенным способам. Из сказанного очевидно то огромное значение, которое должен иметь В. экспериментальный метод в области не только биологии, но и медицины.

    Исключение из науки вивисекции, как непозволительного метода исследования, свелось бы к одному из двух: или к полному застою наших медицинских знаний, к обречению ее на неподвижность, или, что скорее, к усилению человеческих страданий и к повышению смертности, так как при этом объектами исследования, за неимением других, стали бы сами люди и они бы поневоле испытывали на себе невыгодные последствия всевозможных проб и манипуляций, не прошедших через контрольный ряд опытов на животных. Представителями антививисекционного взгляда являются общества покровительства животных. Сперва во Флоренции. в которой действовал знаменитый вивисектор Шифф. а затем и в Англии с 1870 г. поднялась сильная агитация со стороны общества покровительства животных против производства каких бы то ни было опытов на животных, сопряженных с пролитием их крови. Результатом этого движения, прошедшего через ряд горячих прений в стенах английского парламента (1876 г. 11 августа ), явился билль (Cruelty to animals act), по которому право производства опытов на животных с физиологической целью ограничивалось определенными государственным секретарем лицами и учреждениями, причем лошади, ослы. собаки, кошки должны были быть совершенно исключены из числа объектов для В. опытов; кроме того, все остальные, допускавшиеся до опытов животные должны быть наркотизованы до бесчувственности и тотчас после опыта должны быть убиваемы. Не удовлетворившись подобного рода ограничениями В. главное агитировавшее против них общество - Society for the prevention of cruelty to animal и другие общества защиты животных, распространением сенсационных брошюр о бесполезных истязаниях, которым подвергают ученые различных животных в своих лабораториях, стремились восстановить общественное мнение настолько, чтобы В. были окончательно воспрещены законом, чего, однако, не удалось достигнуть ввиду резкого протеста ученых сил страны. Аналогичное движение, хотя и в более слабой степени, разыгралось почти в то же время и в Германии. и во главе его Эрнст Вебер в сочинении своем "Die Folterkammern der Wissenschaft. Eine Sammlung von Thatsachen für das Laienpublikum" (Лейпциг. 1879 ) нападал на злоупотребления В. называя знаменитейших физиологов нашего времени бессовестными преступниками и палачами, и доказывал, не понимая дела, всю иллюзорность пользы В. в научном отношении и т. д.; он требовал, чтобы все общества покровительства животных соединились для общего протеста против В. направления физиологии и для внесения в рейхстаг петиции monstre о полном запрещении В. на животных. Но здравый смысл нации и интеллигентного общества, подкрепляемый и просвещаемый такими прекрасными брошюрами, как: L. Hermann, "Die Vivisectionsfrage" (Лейпциг, 1877 ); Ludwig, "Die Wissenschaftliche Thätigkeit in den physiologischen Instituten" (Лейпциг, 1879 ); Heidenhain, "Die Vivisection im Dienste der Heilkunde" (Лейпциг, 1879 ) и Holz, "Wider die Humanaster. Rechtfertigung eines Vivisektors" (Страсбург. 1883 ) - устранил всякие серьёзные последствия раздувавшегося Эрнстом Вебером антививисекционного движения, и право В. без всяких ограничений осталось, как и прежде, достоянием всех экспериментальных лабораторий и клиник. У нас в России Курляндское общество покровительства животных 4 августа 1880 года подало петицию министру юстиции, касающуюся ограничения злоупотребления В. в различных факультетах и академиях империи. Опираясь на то положение, что закон преследует вообще всякое терзание и истязание животных в обыкновенном смысле слова и что творится при вивисекции в лабораториях, по мнению курляндского общества, возбуждает лишь один ужас и негодование с точки зрения гуманитарной цивилизации и морали. общество это требовало вмешательства закона, который бы допускал В. только в крайне необходимых случаях и устранял возможность злоупотребления ими. Там, где В. сопровождались мучениями животных, превосходящими пределы того, что требовалось научной постановкой опыта, или там, где В. производится без достаточной научной необходимости, там виновники должны быть строго наказаны законом. Не вступая в подробности требований этого общества, указывавшего в частности еще и на то, что учащиеся не вправе делать В. без специального руководства профессора и его ассистентов, что В. не должны быть практикуемы для демонстрации (на лекциях) установленных уже в науке положений, что к ним не следует прибегать там, где цель достигается путем мертвого материала, что экспериментируемые животные должны быть непременно наркотизированы до бесчувственности, если только условия опыта допускают это, и что животные после тяжелых операций должны быть по достижении цели эксперимента тотчас же убиваемы, если не требуется над ними дальнейших наблюдений, - так, не вникая во все эти отдельные пункты требований общества, отступление от которых должно было быть наказуемо законом, мы видим, что общество курляндское хлопотало не о воспрещении В. а об ограничении злоупотребления ими как в количественном, так и в качественном отношении.

    Профессора экспериментальных наук: физиологии, экспериментальной патологии и фармакологии. часто, по мнению общества, производят В. там, где они вовсе не необходимы для развития научных знаний, и притом подвергают животных бо льшим мучениям, чем это требуется условиями самого опыта. Петиция эта, насколько нам известно, была представлена в факультеты различных университетов, а также и в медицинскую академию, но была окончательно отклонена. И в самом деле, каким образом власть или закон могут вмешиваться в вопрос о том, следовало ли или не следовало профессору или его ассистентам и работающим под его руководством сделать данную В. для решения того или другого специального научного вопроса? Профессора той же специальности, т. е. товарищи по ремеслу, никогда бы не взялись за роль судей-контролеров в таких сложных и запутанных научных вопросах, так как им самим из личного опыта известно, что вопрос о том, следует ли решить тот или другой вопрос В. и какой именно, зависит много от индивидуальности и личных взглядов экспериментатора на свой предмет и нередко мало обещающие В. давали прекрасные неожиданные результаты, и наоборот. Ошибки в этом отношении возможны огромные. Таким образом, государство или закон лишены возможности контролировать деятельность профессоров и их учеников в той части ее, которая относится к позволительности или непозволительности вивисекций при разработке тех или других научных вопросов, и это по отсутствию компетентных в этом отношении судей. Таким образом, только профессора-специалисты могут являться судьями того, злоупотребляют ли они вивисекциями или нет. Мыслимо, конечно, что в отдельных редких случаях экспериментатор, недостаточно вникнув в сущность разбираемого вопроса, прибегает к нецелесообразным формам вивисекций, сопряженных притом с чрезмерными мучениями животного, и все это, быть может, напрасно благодаря дурной постановке опыта по недостаточно обдуманному плану. Но эти примеры, по нашему глубокому убеждению, не могут служить основанием для преследования В. как научного метода исследования или их запрещения, а могут быть лишь мишенью для печатной критики, карающей необдуманность и жестокость тех или других актов любого общественного деятеля. Не подлежит также сомнению, что экспериментаторы не лишены чувства сострадания к животным и везде, где только можно, наркотизируют испытуемых животных во избежание излишних мучений и по окончании опыта тотчас уничтожают их, если они уже не оказываются нужными. К сожалению, исследование функций многих органов, напр. мозга, сердца, сосудистой системы и т. д. невозможно при полном наркозе животных вследствие изменения нормальной реакции этих органов на различные внешние раздражения, а потому приходится нередко для изучения нормальной функции органов экспериментировать на ненаркотизированных животных; так же точно значение поставленного опыта не ограничивается иногда продолжительностью вивисекции, а приходится нередко наблюдать животное после операции в течение целых дней и недель. В таком случае животные попадают в положение хирургических больных, излечимых или неизлечимых и за которыми устанавливается бдительный уход. Судя по тому, что делается в лучших иностранных и русских лабораториях, общество должно знать, что во главе этих лабораторий стоят люди не кровожадные, не отличающиеся профессиональной жестокостью, а только мирные труженики науки, имеющие одну лишь цель - это расследование жизненных функций, неминуемо связанное с вивисекциями на животных. Если исследователь при поисках за истиной, скрепя сердце, и приступает к кровопролитной и болезненной вивисекции, то утешением ему служит лишь то, что она послужит в будущем на расширение наших познаний о явлениях жизни и тем самым не останется без последствий и для страждущего человечества. Мы в начале уже показали то огромное значение, которое имеют вивисекции для развития наших биологических и медицинских знаний, следовательно - какую огромную полезность представляют вивисекции в качестве орудия исследования. Противники вивисекций, очевидно, игнорируют все это. В заключение укажем здесь еще на брошюру известного дерптского физиолога Александра Шмидта, написанную в ответ на притязания Курляндского общества покровительства животным: "Zur Vivisectionsfrage" (1881. Dorpat u. Fellin).